28/01
2011

Сатирик, улетевший из Туниса за три дня до начала переворота, поделился с «ЭГ» своими впечателниями

Писатель-сатирик Михаил Задорнов прожил в Тунисе почти месяц и улетел из страны за три дня до начала переворота.  Очерк  о Тунисе для «Экспресс газеты» он начал писать уже в самолете.

Я возвращался из Туниса через Европу с пересадкой во Франкфурте. Во всех странах мира первая встреча с Родиной начинается в аэропорту перед посадкой в самолёт. Примерно за два часа до вылета все лавки-бутики дьюти-фри заполняются русскими туристами, словно их впрыскивают через паспортно-контрольные форсунки под каким-то особым давлением. Уже через полчаса после объявления регистрации создаётся ощущение, что вокруг одни русские на временно оккупированной ими территории и что они каким-то неведомым, загадочным способом размножаются прямо в бутиках дьюти-фри. Их можно узнать сразу: ленивая походка, брендовая одежда, хозяйские манеры… Сибиряк в зимней ондатровой шапке и в летней майке фирмы «Дизель»; сильно выросший бледнолицый хакер с мышцами, накачанными компьютерной мышкой, отчего излишки кожи висят на длинных руках, как безветренное знамя на флагштоке; две пожилых женщины в шубах и кроссовках; спустившаяся с Альпийских гламурных предгорий в супербрендовом лыжном костюме гламурница с нижней губой, накачанной силиконом и вечной обидой на мужчин; мама с дочкой, после пластическо-косметических издевательств над лицом похожие на двух близняшек. Догадаться, кто мама, возможно только по недовольному взгляду одной из них. А ещё – если их раздеть.

Только русские во всём мире из кожи вон лезут лишь бы выглядеть самыми крутыми. Только у русских женщин лица с утра в вечернем макияже. Такой слой штукатурки в бывших советских домах кладут на стены молдаване-гастарбайтеры, чтобы их выровнять. На мужчинах, правда, теперь уже не на всех, поблёскивают золотые кресты и цепи музейных размеров. Появились и супермодные новые «новые русские». Несмотря на фигуры обпившихся пива скифов, они втиснулись в моднявейшие «бренды», скреативленные для евросоюзных подростков-геев. Русский мужик в зауженных книзу, словно армейские панталоны, джинсах, при коротких ногах, в обтягивающей пивной живот майке, с накинутым приталенным, укороченным пиджачком, из которого торчат мужицкие руки-вёсла… – это Шариков в гламуре, хряк в стразах от Swarovski… Да, вот такие мы! Обезображенные современной модой нескладухи – выпускники советского вчерашнего завтра и их потомки с родовым комплексом неполноценности тех, кто из грязи скоропостижно в князи.  

Первой меня узнала компания, которая возвращалась из круиза по Средиземному морю, – сборная команда российских регионов из туристов вторичной зажиточности. Оттого, что они увидели «живую звезду», их лица перекосила нешуточная радость:

— Ой, это Вы? Вы что, тоже с нами полетите? Вот здорово! Дайте автограф? Здравствуйте! 

Я заметил: те, чьими гуру с детства были телеящик с телепанелью, при неожиданной встрече с телезнаменитостью сначала просят автограф и только потом здороваются. Я не стал нарушать этой поп-традиции:

— Конечно, дам… Уж этого добра у меня навалом, здравствуйте!

— Ой, ну надо же, как нам повезло! Из России летели с Леонтьевым, а в Россию с Вами! Кстати, а Вы откуда сейчас?

— Из Туниса.

— Ой, мы там были тоже… Зачем Вы туда ездили? Скучная страна. За один вечер можно всё посмотреть.

Мне стало так обидно за Тунис, что я решил стать его адвокатом:

— А вы в Карфагене были?

— Карфаген!? А что это?

У женщин заблестели глаза, как будто я упомянул о каком-то незнакомом для них торговом доме.

— О Ганнибале помните?

Кто-то из мужиков услышал знакомое слово:

— Это, который людей жрал?

Слава Богу, другой его поправил:

— Ты чё? Людей жрал другой… циклоп! А Ганнибал – то ли тореадор, то ли римский император…

Меня выручила какая-то туристка, после отдыха нервная, как оголённый провод:

— Да оставьте вы в покое интеллигентного человека. Он же про вас со сцены расскажет!

— Ой, а правда, расскажите про нас по телевизору! Нам приятно будет!

— Да что вы к человеку пристали? Вот придурки!  – оголённый провод не на шутку заискрил. – Как мне Вас жалко, Михаил Николаевич, наверное, всю жизнь вот так, да? Надоели мы Вам? Бедненький! Кстати, можно с Вами сфотографироваться?

Жалко наших! Попить пива, потрескать на ночь орешков и бесконечно болтать! Зачем им путешествовать? Только для того, чтобы потом рассказывать всем, какие они крутые? Сколько где выпили, каким карпаччо, посыпанным ошмётками трюфелей, закусывали? Конечно, им Тунис неинтересен! Вроде как и похвастать потом нечем.

А между тем я давно мечтал побывать в Тунисе. Ведь именно на севере Африки пересеклись в веках и смешались многие народы. Сначала, три или четыре тысячелетия до нашей эры, из Европы переселились бледнолицые, голубоглазые и светловолосые берберы.  Зачем? На этот вопрос уже никто точно не ответит.

Думаю, Европа в те задушевные времена ещё не была самым бытоналаженным местом на планете. Она даже не знала о том, что она Европа. В ней уже много тысячелетий царил расцвет застоя матриархата – светлого прошлого патриархата.

Наверное, во все времена были такие люди-пружинки, которые «не хотели больше так жить!» и мечтали начать новую жизнь с каждого понедельника. Тем более в ту эпоху всепланетного женского топ-менеджерства, когда пацаны с их грубой мускульной силой использовались только на чёрных «механических» работах: помочь зачать ребёнка, наколоть дров… Вот мужики и не выдержали! Вы, бабы, уже сто тысяч лет правите миром, нас, мужиков, совсем подавили – даже не разрешаете нам воевать! Не можем больше так безрадостно жить! 

Тут надо заметить, что во все времена существования человечества бунтарей всегда тянуло почему-то именно в тёплые места. Никому из них не пришло в голову добровольно переселиться на постоянное место жительства, скажем, в Магаданскую область или на Таймыр.  Девах с собой прихватили. Мол, на Юг с нами не хотели бы? Кто ж из молодух на Юг не хочет? И пошли они всей этой дружной молодёжной компанией на полдень! Глядь – Африка! Земля благодатная, море синее, тёплое, почти молочное, погода вечно солнечная, никаких затрат на смену одежды от плавок до дублёнок, еда на дереве растёт сама – не жизнь, а сплошное «баунти». Счастливые тем, что могут среди этой благодати начать новую жизнь с первого же понедельника, начали первопроходцы купаться, загорать… Девахи их изящно похудели, посвежели… Поэтому вскоре дружно приступили к главному удовольствию всех времён и народов – размножению.

Как те ранние берберы себя называли, неизвестно. Но их потомки и теперь живут в Тунисе, Алжире, Марокко и в Ливии. Среди них до сих пор встречаются голубоглазые. Они более светловолосые, чем арабы. Только за эти тысячелетия заметно подзагорели, почти обуглились. В древних рукописях их обозначали словом «ливы» или «либы».  Страна, соседствующая с Алжиром, так и называется в их честь «Ливия». Древние  греки Ливией вообще всю Африку величали. Думали, что только берберы её и населяют.

Тут надо кое-что пояснить… Коренные жители Африки, выражаясь по-сегодняшнему политкорректно – афронегры, в ту колыбельную эпоху развития человечества жили по другую сторону горячих песков. Через пустыню-пекло не переходили, считали, что в ней обитают злые духи-черти, которых они представляли, согласно легендам светловолосыми и белокожими. И даже детей пугали фразами типа:

— Не будешь есть с утра этих полезных для здоровья муравьёв-термитов, придёт голубоглазый светловолосый  Бабай и тебя заберёт.

Во втором тысячелетии до нашей эры внезапно развились на торговле финикийцы, приватизировали большую часть Средиземного моря с его островами и южными берегами под лозунгом «Мы несём вам свободу, варвары!» Для защиты приватизированной свободы построили в укромном заливе военно-торговый порт, которому суждено было стать одним из самых известных городов мира, – Карфаген. Солнечным африканским утром я стоял на его развалинах и ощущал необычайную энергию, словно находился в какой-то акупунктурной точке Земли.

Когда Рим стал набирать силу, мнить себя пупом всея Земли, Карфаген особенно бесил их своим хозяйским отношением к Средиземному морю и тем, что тоже считает себя пупом. Двух пупов быть не должно! Попытались сбить спесь со второго пупа, превратить его в пупочек, – не получилось. Потомки свободолюбивых берберов и не желающие отдавать награблено-наторгованное добро финикийцы оказались слишком крутым замесом даже для всесильного Рима с его интернациональными легионами.

Гениальный полководец из Карфагена Ганнибал, в котором текла кровь первых переселенцев-свободолюбцев, пообещал умирающему отцу отомстить Риму за его негодяйские попытки превратить родной Карфаген в свой элитный пригород типа нашего сегодняшнего Подмосковья. Собрал армию из оберберенных фиников-пуников (так называли рамеи финикийцев), привёз из центральной части Африки слонов, с этими первобытными «танками» переправился на другую сторону Средиземного моря, всей этой грозной многотысячной компанией-шоблой каким-то чудом перевалил через Альпы и (хотя о Суворове ничего не знал!) чисто суворовским нежданчиком свалился с гор на окраины Великой империи. Несмотря на то что этот гений-варвар потерял одну треть своей армейской шоблы в горах, он несколько раз подряд, абсолютно с точки зрения римского сената нелегитимно, раздолбал римские легионы! Очевидцы утверждали, что его солдаты во время перехода через Альпы так замёрзли, что дрались особенно отчаянно, желая как можно скорее отогреться.

Более всего досталось рамеям в битве при Каннах.

Может, поэтому Каннский кинофестиваль проходит каждый год с таким успехом, что главный кино-дворец мира построен на этом победном месте! До сих пор все, кто знают об этой истории, удивляются, как ему, варвару Ганнибалу, всё это удалось? Ответ один – гений! Некоторые сегодняшние историки даже считают его… евреем! Это – высшая степень признания заслуг Ганнибала со стороны мировых учёных. 

«Зачем мы так бессмысленно тратим своих легионеров? – всерьёз задумались римские сенаторы, среди которых, видимо, тоже к тому времени появились евреи. – Ещё немного, и наши самые храбрые и сильные в мире римские воины закончатся. Бороться с этим варваром надо его же методами. Пока он воюет против нас на нашей территории, отправим наши легионы на его территорию – в Карфаген. Он его оставил и без армии, и без слонов. Ему сопротивляться нечем. А для подкрепления воинской мощи вместе с легионерами направим туда своих лучших дипломатов». В Римской империи всегда лучшими дипломатами считались те, которые имели доступ к государственной казне и умели вести переговоры за счёт неё. Так и случилось!  Пока Ганнибал отважно сражался за честь и достоинство своей Родины на подступах к Риму, правители Карфагена сдались римским чубайсам и березовским. Рим победил Ганнибала, лишив его Родины! Армии более не за что было доблестно сражаться! Солдаты и офицеры разбежались, танки-слоны замёрзли, сам Ганнибал скрылся. Но римские «дипломаты» долго ещё тряслись от страха, вспоминая о нём, поэтому  выследили и согласно легенде отравили.  Вывод? Чубайсы всегда оказываются сильнее ганнибалов! Так что обращаюсь к вам, ганнибалы-гении… не рыпайтесь – переходите в олигархи!

Новую жизнь в своей новой провинции – Карфагене – рамеи начали, естественно, с перестройки! Нам сегодня хорошо известно, как это делается. Вначале всё разрушили до самого карфагенского плинтуса вместе с храмами и памятниками. Вернее… только сейчас не смейтесь, но памятники римляне не снесли, а очень экономно поменяли им головы на свои родные, рамейские, сенаторские… и приодели поприличней согласно непровинциальной моде. Собственно, и это мы недавно проходили: на Западной Украине сколько Лениных раньше стояло? Теперь сплошные Бандеры, Махно, Петлюры…  И все одного роста!

В общем, сбылась мечта римлян-торгашей. Устроили из Карфагена почти подмосковную Рублёвку, совмещённую с Клязьминским водохранилищем: виллы, коттеджи, пригородные участки далеко не по шесть соток, лавки, бутики… В Атласских горах по склонам – взором не охватить – раскинулись самые роскошные развалины, которые мне когда-либо доводилось видеть: элитные бани и тут же рынок рабов… Помылся, вышел, прикупил рабыньку!

Храм на холме, а с холма спустишься – публичный дом. Нагрешил, поднялся на холм, принёс жертву Юпитеру, и снова можно с холма спуститься. Когда гиды показывают туристам развалины этого древнего города, ощущение, что центральным и главным зданием был публичный дом. Как раньше в больших российских городах обком партии.

— Как пройти в театр, не подскажете?

— Сразу за публичным домом наверх!

Казалось бы, жить теперь римлянам, поживать в курортном Карфагене и добра торговлей рабами наживать, бесконечно радуясь тому, что они на земле самые-самые the best. Но не тут-то было!

В четвёртом веке из Европы нахлынула новая волна бледнолицых, голубоглазых, рослых красавцев-воинов, вооружённых до зубов. И если берберов можно назвать первопроходцами, то этих – первопроходимцами! В считанные дни вымыло римлян из Карфагена это цунами под названием «вандалы»!

Есть у одного из прибалтийских народов легенда о том, как на южных берегах Балтийского моря в начале новой эпохи правил непобедимый воин по имени Вандал. Его строптивые сыновья отбились от рук и пошли со своими дружинами грабить Европу. Не смог Вандал усмирить отроков. Сначала разбойничали в Испании – даже местность Андалусия, где они особенно набезобразничали, назвали в память о них «Вандалусия». Буква «в» потом в столетиях затерялась. Но грозный папа их всё-таки там настиг. Видимо, страшен был этот Вандал, потому что отбившиеся отроки от него и там сбежали и с испугу добежали… аж до самой Африки! Впрочем, это – легенда. А что было на самом деле, можно только догадываться и фантазировать. Ясно одно – тунисский диалект арабского языка с большим количеством индоевропейских, почти славянских, слов!

Моего гида-переводчика звали Ваннес. Я, естественно, его называл Ваней. Жена у него голубоглазая и более светловолосая, чем арабки. Ваннес утверждает, что она – потомок берберов. Правда, я его насторожил вопросом: «А может, она вандалка?»

То, что наши славянско-готские пра-пра-прадедушки вандалы переселились из Испании, правили землями, которые сегодня относятся к Тунису, известно.  Но далеко не все знают, почему потом они разозлились на Рим и разгромили его в считанные дни, и почему имя этого огромного народа приравняли к сквернословию.  А ведь именно в арабских летописях сохранились сведения о том, что самые жестокие римские рабовладельцы старались не просто набирать рабов из славянских и германских народов, а порой даже писали книги на коже детей наших северных племён. Интернациональная сборная воинов Севера решила, наконец, врезать Риму раз и навсегда! За всё! За жестокость, разврат, за детей, гладиаторов, за паразитство… за ту заразу, которая распространялась по всей округе земной от развязавшегося пупа Земли.  И врезали! И за это им низкий поклон. Благодаря вандалам навсегда перестала существовать самая рабовладельческая империя всех времён и народов до появления США! 

А к мародёрам и грабителям их приравняли, потому что летописи пишутся по заказу тех, кого НЕДОразграбили-НЕДОбили, тех, кто мстит самым страшным образом – исторической неправдой! И владеет самым сильным оружием – умением лишать Родины.

Казалось бы, на этом можно было закончить описание путешествия по Тунису, если бы не древние римские мозаики. Их в Тунисе так много, что для них создали специальный музей. О них невозможно не упомянуть.  Тут прошу набраться терпения. Многие из мозаик относятся к четвёртому-пятому векам, то есть уже изображают сцены христианского периода. На них встречается… христианский крест. Но! Ни на одном из крестов нет распятия – Иисуса! Я давно подозревал, что вся эта сопутствующая христианству атрибутика была придумана гораздо позже. Я много путешествовал, но нигде не видел, чтобы до пятого-шестого столетий Иисуса изображали распятым на кресте! Если кто-то сможет меня поправить, буду только рад. Я прочитал летописи разных авторов, в том числе и римских первого-третьего веков. Ни у одного из историков нет даже упоминания об учителе христиан Иисусе!  

А ещё в тунисских пещерах на юге близ Сахары и в самой Сахаре сохранились настоящие… – троглодиты! Только оказалось, что это слово, раскрученное Голливудом, означает просто человека, живущего в пещере или, типа, в нашей землянке. Троглодиты считают себя прямыми потомками берберов! Они берегут чистоту древней крови, стараются ни с кем не смешиваться – точь-в-точь как наши староверы.  Ни за что не хотят вылезать из своих нежарких нор в цивилизацию, которая может лишить их нравственности, приучить к разврату, заставить есть нечистую еду, болеть, делать прививки и лечиться лекарствами, от которых можно досрочно умереть!

Я думаю, что тунисцы не зря считают себя особым народом. Вроде как арабы, но не совсем. Действительно на севере страны многие жители совсем не похожи на арабов. Высокие, худолицые, словно сильно загоревшие немцы. Я бы сказал так: тунисцы, конечно, арабы, но с историческо-европейским тюнингом. Только в Тунисе из всех арабских стран запрещено многожёнство! Они не фанатики религиозные. Женщина, если не хочет, может не носить паранджу. На улицах Туниса нередко можно встретить арабок даже в коротеньких мини-юбках. Глупо, согласитесь, в мини-юбке и в парандже одновременно? Хотя многим бы такое сочетание явно подошло! Особенно у нас в Европе.

У тунисцев, по их словам, мягкий ислам. Я не сомневаюсь, что это – влияние родовых корней тех свободолюбивых народов, которые поселились на этих землях задолго до арабов. Плюс – влияние вояк-вандалов. Значит, тунисцы должны были сохранить особую тягу к свободе. Поэтому я уверен, что если в арабских странах когда-нибудь начнётся бунт против власти, он начнётся с Туниса, где в генах, доставшихся от предков-переселенцев, затаился дух Ганнибала и скрытая мечта о лучшей жизни! Плох тот тунисец, который не мечтает стать Ганнибалом!

Особенно трогательно, что у Туниса были всегда тёплые, дружеские отношения с Россией. Словно и впрямь в их хромосомном наборе ещё дрожит какая-то хромосомка наших предков. Корабли врангелевской военной эскадры, покинув Родину, были приняты Тунисом. Здесь долго стояли на рейде и жили наши русские офицеры, солдаты, адмиралы…  Я был на кладбище русских моряков. На многих могилах лежат живые цветы – значит, о них здесь до сих пор помнят!

Большинство тунисцев очень хорошо относятся к России. Прежде всего в память о Советском Союзе. Многие получили в СССР бесплатное образование. Учились в лучших вузах Москвы и Петербурга. У этих людей по сей день теплеют глаза, когда они говорят с русскими. Конечно, жалеют о том, что сейчас Россия другая и что она становится провинцией Запада, как некогда Карфаген римским придатком. Ведь образованные тунисцы прекрасно понимают, что западная демократия нынче – это не строй, а религия, дающая право завоёвывать другие страны, где есть нефть, газ и другие, полезные торгашам, ископаемые. Вера в демократию позволяет освобождать любые угнетённые народы. Вот только странно, что чем больше у какого-то народа этих ископаемых, тем он считается угнетённее и тем быстрее его надо освобождать.

Когда-то Советский Союз был, простите за банальное выражение, колыбелью образования отсталых народов.

Занимался благороднейшим делом! Давал просвещение! Реформаторская Россия на пути к демократии угробила даже образование собственного народа. И нашему обывателю это понравилось. Ещё бы? Чтобы стать просвещённым, надо много учиться, а чтобы стать демократом, достаточно всего лишь поверить в рынок, массмедиа и геев.

Тунису повезло – в стране нет нефти! Вернее, её настолько  мало, что Тунис совершенно не интересует Америку. Но ещё больше ему повезло, что газа тоже нет. Поэтому эта маленькая страна никогда не станет придатком одного предприятия, как большая Россия. Западная демократия его даже не замечает, не лезет в его душу своими торгашескими ручищами и никогда не принесёт его на жертвенник в дар нефтяным богам и финансовым жрецам.

Когда мы летели в Москву из Франкфурта, несколько туристов подошли ко мне в самолёте, но уже не с просьбой дать автограф.   

— А что Вам больше всего понравилось в Тунисе?

Чем-то я их всё-таки зацепил. Я вкратце рассказал им о своих впечатлениях.

Да, пусть эта страна бедная! Хотя она не такая и бедная. Есть и пятизвёздочные отели, и широченные пляжи,  на которых можно загорать не хуже, чем в Бразилии на Копакабане или на берегу Балтийского моря, играть в волейбол, в футбол… То же Средиземное море, что и на южном берегу Франции, но с просторными, не сдавленными евросоюзным гламуром берегами. Как в Египте, нет такого количества бомжей-попрошаек. Правда, для русских туристов нехватка акул у берега! Некоторым может показаться скучновато – недостаточно адреналиново!

Перечислять то, что радует и восхищает в любой незнакомой стране, можно бесконечно, если в путешествии не расходовать себя на болтовню с виски и орешками и на то, чтобы тебя окружающие таки признали крутым!  Человек рождается для того, чтобы жить интересно!

Когда мы выходили из самолёта, за мной шли двое туристов, с которыми мы подружились во время полёта. Я слышал, как один другому сказал: «А мы вот так пили с тобой каждый день и ничего не увидели! Вернусь, сначала отдохну после нашего отдыха, восстановлю здоровье, а потом прочитаю про этого… Каннибала. Я как раз новый iPad купил, вот и пригодится!»

В его голосе чувствовалось искреннее сожаление. За время полёта он явно протрезвел. Всё-таки наши небезнадёжны. Их только надо зацепить, торкнуть… Но государство наше этого делать не хочет. Боюсь, что даже, наоборот, мечтает, чтобы все так и остались непросвещёнными рабами, как во времена Римской империи!

P.S. Это интересно знать каждому! В Тунисе есть правящая партия. В ней состоит один миллион человек, притом что население страны – всего десять миллионов. В эту партию входят прежде всего чиновники. Коррумпированность и семейственность – у жены президента десять братьев и сестёр, у всех есть жёны, мужья, дети… И все они заняли самые выгодные места в руководстве банков, крупных предприятий и так далее. Жена президента бесплатно получала земельные участки, якобы под какие-то важные проекты, а сама их продавала. Все нефтяные предприятия, хотя нефти в стране не очень много, тоже принадлежали ближайшему президентскому окружению. И это притом что первый президент страны Бургиба, которого сменил нынешний, был настоящим  бессеребренником. Именно он создал уникальное для арабского мира государство, предприняв смелые шаги по отстранению народа от фанатичной религиозности.

Когда президентом стал Бен Али, он очень нравился народу – был полон планов по развитию демократии, но потом резко изменился, погряз в коррупции. Он, кстати, из разведки! И главной его опорой всегда были силовики. (А во время переворота были случаи, когда военные отказывались выполнять приказы и стрелять в восставших — значит, достоинство сохранилось и в армии. Народ в Тунисе сейчас очень гордится этими военными, они стали национальными героями).

Недовольство росло давно. Прошлые президентские выборы были полностью сфальсифицированы. Конечно же, за него стопроцентно голосовала правящая партия. Так и хочется её назвать – «Единый Тунис». В Тунисе самый высокий уровень образования молодого населения в Африке. При этом невозможность получить хорошую работу из-за того, что все места заняты «своими».  Молодёжь очень активная и неравнодушная, в отличие от русских, большинство из которых сегодня можно объединить только одной партией – «Всеобщего пофигизма».

Толчком к революции стало самосожжение молодого торговца, который потерял свой бизнес. Информация об этом распространилась через Интернет, несмотря на то, что власти пытались её скрыть. Также благодаря Интернету стало известно обо всех коррупционных делах жены президента и её окружения. Поэтому специалисты утверждают, что президента Туниса свалили народные массы и… Интернет! В связи с этим в мире среди тех, кто понимает что, когда, почём и из-за чего начались разговоры о том, что на примере Туниса видно, как Интернет становится мощным оружием. Можно сказать, мы вступили в новую эру возможностей информационных технологий. По прогнозам такое влияние будет только усиливаться. И скоро станет легко поднять людей на бунт посредством Интернета.

Учитывая всё вышесказанное, я бы нашему президенту, Медведеву, не советовал так активно развивать Интернет во всех уголках нашей Родины, в том числе в самых бедных деревнях и городах. Наоборот, я бы его запретил!