30/10
2014

— Михаил Николаевич, как так получилось, что вы ни разу не были в Уфе?

— Почему не был? Бывал дважды: в советское время и в начале девяностых. Кажется, это был девяносто третий год. А вообще, Уфа для меня родной город и вы даже не догадаетесь почему.

— Теряюсь в догадках…

— Здесь познакомились мои родители. Мама в 30-х годах работала здесь редактором-корректором в газете. Кажется, она называлась «Уфимский рабочий». А папа, он из Комсомольска-на-Амуре, приехал сюда на гастроли с театром. Он был завлитом, но иногда играл на сцене, подменял артистов, которые по каким-то причинам не могли играть — например, напивались.

— Так мама отсюда родом?

— Нет, она приехала в Уфу по распределению. Она из Ростова, жила в Краснодаре. Мама из дворянского рода, ее отец был военным, царским офицером, но его не расстреляли, потому что человек был очень порядочный. Но в консерваторию, как мечтала, маме с такой родословной поступить не дали. К тому времени папа ее уже умер, и мама уезжала из тех мест все дальше. Вот так и оказалась в Уфе. Кстати, знаете, чем папа соблазнил маму? Он встал на руки — хотел поразить ее прекрасной физической формой. Получилось!

— А вы, говорят, и на шпагат можете сесть — и это в 66 лет!
— На шпагат — могу, а вот на руках ходить уже сложно.

— Тренируйтесь больше!
— Хорошо, к концерту в Уфе обязуюсь натренироваться и встать на руки, чтобы увидеть мир в истинном свете, все же сейчас перевернуто с ног на голову.

— Многие ваши ровесники иногда и с кресла-то с трудом встают. А вы в такой прекрасной форме. Как удается? Вы, кажется, мяса не едите давно…

— Ну, во-первых, я не обжираюсь. Что касается мяса, действительно, не ем. Но я не какой-то сумасшедший вегетарианец, который питается одним сырым рисом. Можно пополнять запасы белка творогом, например. Мясо же рождает в человеке агрессию, а я человек не агрессивный, и оно мне не нужно. Знаете, когда я двадцать лет назад бросил есть мясо, у меня упал гемоглобин. А когда десять лет назад — ничего не упало. Знаете почему? Просто когда не ешь мяса, но находишься в состоянии агрессии, то гемоглобин уходит. Когда я это понял, все наладилось.

Задорнов усиленно тренируется – к приезду в Уфу обещал встать на голову
Задорнов усиленно тренируется – к приезду в Уфу обещал встать на голову

«ПОСЛАЛ МУЛДАШЕВУ ФОТО ШАМБАЛЫ»

— Михаил Николаевич, а летом вы где отдыхали?
— Отдыхать я не люблю, другое дело — путешествовать. Летом был на острове Пасхи, в Чили, в Перу летал над пустыней Наска…

— О, куда вас занесло! У нас есть профессор-путешественник Эрнст Мулдашев, он тоже туда летал. Знаете такого?
— Конечно, знаю. Я как-то раз ему даже фото шамбалы послал. Был в Тибете, увидел у храма монахи сидят и решил с утра приколоться: а где шамбала, спрашиваю? Один говорит: «О, шамбала- это…» — и начал что-то гнать. Другой: мол, шамбала, она у каждого в душе. А третий говорит: «Да что ты ему рассказываешь? До шамбалы отсюда 500 метров — иди!» Я пошел, а там чайная-ресторан, и стрелка с указателем: «Шамбала — 500 метров». Ну, я фотографию сделал и Мулдашеву послал, но, кажется, она до него не дошла.

— Раз речь зашла о фото, скажите-ка: почему люди так любят снимать самих себя — все эти повальные увлечения селфи… А еще и еду постоянно на своих страничках в соцсетях выкладывают.
— Я придумал заменить селфи на слово «себяка», но оно точно рифмуется со словом «бяка». А более ласковый вариант –«себяшка». С моей легкой руки оно прижилось. А вопрос ваш очень правильный. Молодежь комплексует, ничего не умеет, но заявить о себе хочется: иначе как жить? Им кажется, что это творчество. Хочется хоть крупинку славы хватануть. А с едой — это вообще сумасшествие! В ресторане видел: сидят молодые, салат свой фотографируют и друг другу пересылают.

Путешествие по Южной Америке. На фото: остров Пасха
Путешествие по Южной Америке. На фото: остров Пасха

«МЕНЯ ПЫТАЛИСЬ ЛИШИТЬ ВИДА НА ЖИТЕЛЬСТВО»

— Недавно российскому актеру Ивану Охлобыстину решили закрыть въезд в вашу родную Латвию…
— Ну, он несколько раз там выступал, наверное, сказал что-то, что американцы не разрешают говорить. Они же диктуют всем и превратили Европу в большую шахматную доску.

— А вас ничего не лишили, за вашу «любовь» к американцам?
— Пытались. Был такой момент, когда парламент Латвии даже хотел лишить меня вида на жительство. У меня там небольшой домик, типа избушки. Наверное, они думали, что я в суд буду подавать. А я сказал: «Да ради Бога — лишайте!» И как-то это все само по себе закончилось.

— Что скажете о травле Макаревича, которая развернулась после его выступления на Украине? А еще и Гребенщиков собирается…
— Я не поклонник Макаревича — мы даже не очень хорошо знакомы. Но когда на него так яро все стали нападать, то это лишь чтобы показать свою лояльность к власти. Мне это не нравится. Макаревич, БГ и иже с ними, конечно, могут ездить куда им вздумается. Я сам туда не поеду.

А еще он любит порыбачить
А еще он любит порыбачить

«В ЖИЗНИ МАТ ЗАПРЕЩАТЬ НЕЛЬЗЯ»

— Вот у нас Сергей Шнуров должен был выступать, да не приехал, хотя аншлаг намечался. Может нового закона испугался — материться-то ему теперь нельзя. Как считаете, правильно мат запретили?
— На сцене мат, конечно, надо запретить, а в жизни без него нельзя — строители ничего не построят. А вообще, мат — это слова, связанные с древнейшей обрядовостью. Пускай меня за это критикуют, но я скажу: мат — это святые слова и их нельзя девальвировать, нельзя сквернословить просто так. У мужчины может развиться простатит, а женщина вообще может лишиться возможности родить. Потому что эти слова связаны с детородными органами, а не с половыми. Но мат — это еще и мощный оберег. Если человек никогда не ругался матом, и вдруг что-то случилось серьезное, авария какая-то — тогда другое дело.
А Шнур человек очень одаренный и мне порой нравится то, что он делает, но без мата было бы лучше.

— Да уж во всяком случае не хуже. Вот еще история с «матерным» фильмом Звягинцева – «Левиафан», который режиссер отказывается переводить на нормальный язык.
— Фильм Звягинцева — это грязь, немощь режиссерская, который все снимает по одному сценарию — нагадить на Россию, чтобы получить очередной приз на Западе.

— Скажите, а как там обстоят дела с вашим документальным фильмом о «Вещем Олеге»?
— Он готов процентов на восемьдесят. На него люди собирали деньги — больше трех миллионов собрали — и это очень обязывает чтобы доделать начатое. Причем собирали ведь не какие-нибудь олигархи, а простые люди, те, кто хочет оживить историческую правду вместо существующей кривды, которая писалась христианскими монахами — они все делали в угоду Византии. Я изучил много летописей и обнаружил массу нестыковок. Например, выходит, что княгиня Ольга родила своего сына Святослава в 66 лет, а Вещий Олег прожил 110 лет — ну чушь это.

— Не хотите пригласить в ваш фильм Никиту Джигурду? Такая фактура пропадает.
— Да, он бы прекрасно сыграл скифского царя, но в художественном фильме. А у нас — документальный. Джигурда мне нравится — он неординарный и неформатный, но у него такая репутация, что получится прикол. Его надо на Евровидение отправить, в противовес Кончите, только еще побрить налысо.

КСТАТИ
19 ноября Михаил Задорнов выступит в Уфе с программой под названием «Кажется, не все  так плохо, как кажется» (12+). Концерт пройдет в «Конгресс-холле» (ул. Заки Валиди, 2). 
Начало: в 19.00.
Билеты: 2300-3500 руб.